Опера Рихарда Штрауса «Саломея» вновь поставлена в Мариинском театре. Валерий Гергиев, поставив несколько опер Вагнера и Прокофьева, обратился к автору, видимо, находящемуся ровно посередине между ними. «Саломея» (1905) при Гергиеве уже шла в Мариинке, тогда заглавную партию шестнадцатилетней героини (и, соответственно, Танец семи покрывал) исполняла корпулентная Любовь Казарновская. (За годы сценической жизни оперы на Западе установился обычай: в этом эпизоде подменять примадонну — как правило, неповоротливую — балериной.)

Опера сложна для постановки, изобилует пространственными эффектами. Скажем, пророк Иоканаан поет из подземелья, а потом ему отрежут голову. Как и оперы Вагнера, оперы Штрауса требуют от певцов вокальной выносливости и отчетливой немецкой дикции. Во всех этих качествах мариинских солистов можно будет убедиться на двух премьерных спектаклях 3 и 17 ноября. Дирижирует Валерий Гергиев.

Для нового проекта он привлек режиссера Дэвида Фримана, уже ставившего в Мариинке «Огненного ангела» Прокофьева в 1992. По непроверенным данным, Фриман сгущает и без того невеселые краски экспресионистской драмы — спектакль задуман с широким использованием эстетики ню. Что для экспрессионистской постановки логично — где Танатос, там и Эрос.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.